Пт. Июн 21st, 2024

Как сообщил «Коммерсантъ», правительство может отказаться от привязки к стоимости российской марки Urals и рассчитывать налоги на основе цены на нефть Brent. В чем интересы властей и бизнеса?

В России, возможно, изменится подход к расчету налогов для нефтяной отрасли

Обновлено в 20:34

Нефтяные налоги в России могут отвязать от стоимости Urals и привязать к Brent. Об этом сообщает «Коммерсантъ».

Традиционно стоимость российской марки нефти, из чего исчисляются налоги, определялась на основе данных агентства Argus. Оно в свою очередь проводило опрос участников рынка, то есть продавцов и покупателей. И до некоторого времени всех все устраивало. Но введение санкций спутало карты.

Раньше российская нефть уходила в основном в Европу, и проблем с расчетом цены не возникало. Сейчас ее продают в Азию, крупнейшие покупатели — Китай и Индия. А они детали контрактов раскрывать не хотят. И возникла ситуация, что российские компании могут занижать стоимость сырья. На это есть две причины: либо опасения, что сделки могут попасть под санкционный потолок, либо, возможно, чтобы платить меньше налогов. Но поскольку бюджету деньги нужны, то государство решило поменять методику расчета цены. Как пишет «Коммерсантъ», вероятно, будут использоваться котировки эталонной североморской смеси Brent, при этом власти сами будут определять размер дисконта и стоимость фрахта. О такой идее рассуждает заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев.

Алексей Белогорьев заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов «Идея вполне закономерная, она не могла не появиться, но она таит в себе много опасностей, прежде всего для нефтяных компаний. Они либо должны как-то показать Минфину свою реальную экономику поставок, либо предложить какой-то свой вариант. Потому что очевидно, что ситуация, которая сейчас сложилась с ценами на нефть, на которую ориентируется налогообложение, противоестественна, она не отражает реальную ситуацию на рынке. Но предложение Минфина тоже не выглядит оптимальным».

Интересно, что пока ни одна из сторон своих целей не добилась. Страны Запада рассчитывали, что добыча нефти в России и ее экспорт снизятся, что, соответственно, лишит бюджет доходов. Россия тоже предполагала снижение производства, видимо, надеясь, что цены позволят это компенсировать. А в итоге добыча практически не изменилась. РФ как добывала примерно 11 млн баррелей в сутки, так и добывает, а экспорт даже вырос. И вероятно, связано это как раз с дисконтом, с которым компаниям приходится продавать свою нефть. И, с одной стороны, им нужны средства, в том числе для того, чтобы инвестировать в добычу, в развитие месторождений. А с другой — бюджету тоже нужны деньги. И это уже чувствуется хотя бы по тому, что вернули бюджетное правило и Минфин начал продажу китайской валюты, чтобы компенсировать дефицит. Более того, правительство собирается на месяц увеличить продажи юаней почти в три раза. Но и привязка к стоимости Brent тоже может быть лишь временным решением, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета Станислав Митрахович.

Станислав Митрахович ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета «Привязка к Brent, или привязка к Дубаю, или еще к чему-то — это может быть каким-то временным решением, может быть, на несколько месяцев. Но, самое главное, что должно у РФ быть, — это переключение на собственные ценовые оценки, а не на то, чтобы просто привязываться к одному или другому сорту нефти, стоимость которых все равно считают другие игроки. В том числе те, кто к РФ настроен негативно, мягко говоря. Но в любом случае уйти от дисконта по мановению волшебной палочки не получится. Дисконт — это как раз компромисс, который дает возможность России удерживать уровень добычи нефти и экспорта нефти на том уровне, который был в 2022 году. Это большой успех, что РФ не уронила добычу и экспорт».

Важно еще то, что потолок цен на нефть не включает в себя стоимость страхования и фрахта. То есть того, что непосредственно запрещено санкциями ЕС, G7 и Австралии при превышении лимита. А без транспортных и страховых услуг российская нефть и так стоит меньше 60 долларов, и по идее, даже не надо писать в контрактах, как этого требует российский закон, что кто-то обязан соблюдать санкции.

Видимо, в ближайшее время государство и нефтяной бизнес будут пытаться договориться. Власти, вероятно, будут ограничивать дисконт и стоимость фрахта. И судя по приведенным цифрам, исчислять налоги исходя из цены в 62-67 долларов за баррель, а это близко к стоимости нефти, заложенной в бюджете. То есть логика примерно такая: не стоит делать слишком больших скидок, или же нефтяникам придется платить больше налогов. Ну а у компаний всегда есть довод, что им тоже нужны деньги для инвестиций, чтобы и в будущем приносить бюджету стабильную прибыль. В общем, аргументы найдутся у всех.

Тем временем постпреды стран Евросоюза согласовали потолок цен на российские нефтепродукты, сообщает шведское председательство в Совете ЕС. Страны договорились о потолке цен в 100 долларов за баррель российских нефтепродуктов, торгующихся с премией, и 45 долларов за баррель — торгующихся со скидкой, пишет Reuters.

Источник

от serfer

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *