Ср. Фев 28th, 2024

Пойдет ли на этот шаг в итоге Минфин и одобрят ли это в Госдуме, а затем в Совфеде? Ранее Минфин предлагал поправки в Налоговый кодекс, согласно которым для дистанционных работников НДФЛ возрастет до 30% после потери статуса резидента

Силуанов: уехавшим гражданам с бизнесом или работой в России могут сохранить НДФЛ 13%

Для россиян, уехавших из страны, но продолжающих вести свой бизнес или работать в России, могут сохранить НДФЛ на уровне 13%. По словам главы Минфина Антона Силуанова, к этому склоняется ведомство. Так он ответил на вопрос, который ему задали на канале «Россия 1»: если человек уехал, а зарплата у него в России — что в итоге с налогами?

В июле Минфин предлагал поправки в Налоговый кодекс, согласно которым для дистанционных работников НДФЛ возрастет до 30% после потери статуса резидента, если человек пробыл за рубежом более 183 дней в году.

Число таких граждан увеличилось по сравнению с предыдущими годами, отмечает Силуанов. При этом, уезжая, человек продолжает удаленно работать в России, он может мигрировать из одной страны в другую и вообще не быть нигде налоговым резидентом. С точки зрения налоговой справедливости нужно подготовить соответствующие законодательные решения, сказал министр:

«С точки зрения налоговой справедливости, мы предусматриваем подготовку соответствующих законодательных решений, что несмотря на то, что человек ведет свой бизнес в России, находясь за рубежом, он все-таки платил подоходный налог. Какая ставка налога: как для нерезидента — 30% или как для резидента РФ — 13%? Этот вопрос мы рассматриваем, склоняемся к тому, чтобы здесь не менять статус резидентства. Мы предусматриваем, чтобы такой вид деятельности, который осуществляется в нашей стране, из-за рубежа также налогооблагался по ставке, аналогичной как для резидентов РФ, то есть 13%».

Комментирует член Общественной палаты России, председатель Российского союза налогоплательщиков Артем Кирьянов:

Артем Кирьянов член Общественной палаты России, председатель Российского союза налогоплательщиков «До этого не было таких вопросов, потому что не так много людей, проживающих за границей, зарабатывали деньги в России, и ставка в 10% была абсолютно незаметной. Но сегодня мы видим, что по различным причинам с различной мотивацией на удаленный доступ за границу перебралось много сотрудников российских компаний, которые получают доход от бизнеса в России, от своей работы в России. Пока эта дискуссия идет в основном в публичном пространстве. Мы не видели расчетных цифр, которые сказали бы о каких возможных выпадающих доходах идет речь, или наоборот смогут эти доходы вырасти, если те, кто все-таки пытался скрыть свои налоговые платежи, будет их платить, это важно, для того чтобы понимать, в какую сторону мы идем».

В середине октября замминистра финансов Алексей Сазанов говорил, что решения по ставке НДФЛ для сотрудников российских компаний, которые работают из-за рубежа, все еще нет. Замминистра тогда напомнил, что по закону те, кто перестает быть налоговым резидентом России, должны уплачивать налог по ставке 30%. Пока считается, что удаленщики, работающие на российскую компанию, получают доход не от источника в Российской Федерации. Обсуждалось, чтобы тем, кто в 2021 году был российским налоговым резидентом, сохранить уровень ставки до 13-15%, как в начале этого года. Теперь звучат такие беспрецедентные заявления Силуанова. Пойдет ли на такой шаг в итоге министерство и одобрят ли это в Госдуме, а затем в Совфеде? Мнение управляющего юриста «Линквейтерс», научного секретаря российского представительства международной налоговой ассоциации Виктора Мачехина:

Виктор Мачехин управляющий юрист «Линквейтерс», научный секретарь российского представительства международной налоговой ассоциации «Видно, что там не собираются менять понятие налогового резидента, то есть те, кто уедут, если они являются нерезидентами, такими и останутся. Какая была ставка, это вопрос, государство может установить любую ставку, поэтому что 13%, что 30%, я так понимаю, что речь велась про 13%. Правительство проявляет определенную гуманность по фискальным вопросам, это не первый случай, есть же многие айтишники, и для айтишников установлены некоторые льготы. Поэтому, наверное, правительство имеет что-то в виду, когда не ставит вопрос о том, чтобы облагать по ставке 30%, как это делается для нерезидентов. Возможно, есть и другие аргументы. Справедливо или нет, вопрос относительный. На уровне 13% или 30% и то, и другое справедливо. Если бы ставка была 50%, это считается экстримом, а 13%, 30% — это абсолютно нормально на сегодня для тех, кто находится где-то в другой стране».

Ранее ФНС сообщала, что если трудовым договором местом выполнения дистанционной работы предусмотрено иностранное государство, зарплата относится к доходам, полученным от источников за пределами России, но платить повышенный налог не надо. Однако данное правило справедливо лишь для тех граждан, кто, опять же, имеет статус резидентов. Комментирует руководитель практики юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Александра Акимова:

Александра Акимова руководитель практики юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» «НДФЛ обычных работников, которые уехали просто потому, что они уехали, и работают на российскую компанию точно так же, когда они утрачивают статус налогового резидентства, у них ставка НДФЛ становится 30%, но они эти 30% уплачивают не на территории РФ, а на территории того государства, в котором они временно пребывают. Эта сумма уходит из бюджета. Что касается второй части вопроса, относительно того, что есть уехавшие владельцы бизнеса, возникает вопрос, что же там тогда с НДФЛ, то есть 13% либо оставляем 30%. С одной стороны, мне логика тоже не совсем понятна, что они хотят этим сказать, что как бы держитесь, мы с вас возьмем больше, или нам неважно, что вы уехали, ставка будет оставаться 13%, потому что бизнес в России. То есть такая протекционистская позиция. Если говорить про математику, что я там должна 30%, получается, здесь 13%, то получается добра не видно. Если мы говорим, что мы здесь будем платить только 13% вместо вроде как тех самых 30%, то я думаю, что это некая протекционистская история. Мы понимаем, что есть отдельные отрасли бизнеса, я предполагаю, что, скорее всего, эта история либо будет поделена по отраслям бизнеса, то есть как льготы для тех же IT, вряд ли это будет повально».

Антон Силуанов заявил, что Минфин прорабатывает возможность обмена замороженных за рубежом активов российских инвесторов. По словам министра, это теоретически возможно, но это сложная схема. В первую очередь нужно выверить объем замороженных активов. С другой стороны, необходимо принять целый ряд законодательных решений, которые позволяли бы те замороженные в России средства иностранных инвесторов использовать на расчеты по тем активам, которые заморожены за рубежом.

Источник

от serfer

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *