Ср. Май 22nd, 2024

«Игумен хранил «волшебную палочку» Гарри Поттера, а по ночам смотрел «Игры Престолов»

«Приглашаются трудники на скотный двор при монастыре», «Требуется обучаемая и отзывчивая свечница», «Поработать во славу божию ждём посудомойщицу, уборщицу-кастеляншу, овощечистку (!)». Так выглядят вакансии для желающих поработать задарма, вернее, «во славу божию». Откликов на подобные предложения не густо. Встречаются такие: «Я готов. У меня есть УДО и целая куча судимостей, но это всё в прошлой жизни». По словам игуменов, с праведными трудниками в нынешнее время напряжёнка. Горбатиться за еду православные не торопятся.

Почему закончились трудники и как устроена жизнь в христианской общине – в материале «МК».

«Нормальный человек в монастырь не придёт»: трудник раскрыл горькую правду о жизни в обители

Похоже с трудниками в монастырях дела идут худо, если вакансии размещают в соцсетях. Потенциальным плотникам и скотникам предоставляют бесплатное проживание, постельное белье и трёхразовое питание. «Вы отдохнете от суете, ощутите божью благодать и душевную радость от труда во славу божию», – указывают в объявлениях.

Народ на заманчивые предложения не ведётся.

– Рабов ищут, паразиты, – возмущается подписчик православного паблика Василий.

Мужчину поддерживают ещё десяток верующих. Иногда в перепалке участвуют сами работодатели. Случается, что служители церкви заканчивают беседу словами: «Пошел вон, пёс смердящий». 

Мы поговорили с теми, кто отпахал в монастырях «за славу божию».

«Сулят уютные кельи, усиленное питание и бесплатный wi-fi »

Дмитрий жил и трудился в четырнадцати мужских монастырях. Объясняет, что искал смысл веры: «Я перфекционист. Мне было недостаточно оставаться простым прихожанином. По нескольку месяцев жил и трудился в монастырях. В двух сделал карьеру, получил предложение пострига в монашество. Но в то время я не мог уйти из мира, нужно было поставить на ноги дочь».

– Один опытный монах сказал мне: «Нормальный человек в монастырь не придёт». Это действительно так, – говорит Дмитрий. – Зачастую контингент трудников – асоциальный и маргинальный. Те, кто приходит в монастырь в целях духовной жажды и поиска, — жемчужины.

Ещё лет двадцать назад в монастырях было много вчерашних зеков. Они прибывали в монастыри сразу после освобождения. Некоторые после трудов и молитвы приобретали уверенность в завтрашнем дне, социализировались и отправлялись в обычную жизнь. Большинство, отъевшись и отдохнув, вылетали в мир, где совершали новое преступление и опять попадали в лагерь.

Один человек рассказывал мне о своих передвижениях: «У меня семь сроков и семь монастырей. Откинулся, пожил в монастыре месяца три и снова присел. Опять откинулся, перекантовался в другом монастыре пару месяцев и вновь на зону».

Среди отсидевших трудников нравы были соответствующие. Некоторые монастыри до сих пор хранят в памяти истории о том, как трудники держали в страхе и игумена и всю округу.

Сегодня ситуация изменилась. В каждом городе появились работные дома. Там с радостью принимают бывших сидельцев. Дают им кров и пищу в обмен на исполнение неквалифицированной работы на стройках и свалках. Люди идут туда гораздо охотнее, чем в монастыри, потому что там больше свободы: разрешено курить, смотреть телевизор. К тому же там выстраивается привычная для них лагерная иерархия.

– Судя по соцсетям, желающих работать в монастырях не много.

– Впервые за все годы послеперестроечной России, трудники стали дефицитом. Молодое поколение сейчас не так сильно выпадает из социума, чтобы отправиться в монастырь. Наркоманы и алкоголики предпочитают жить в реабилитационных центрах. А стариков в обители не берут из-за болезней, возиться с ними неохота.

Но в последнее время появился новый контингент трудников – это мужчины 50-60 лет. Как правило, у них нет семьи, но есть квартиры. Живёт такой мужичок в монастыре на всём готовом, квартиру сдаёт, денежки копит. Я был знаком с таким персонажем. Человек ежегодно выезжал на накопленные средства в Таиланд на месяц-два, потом возвращался обратно в монастырь.

Ну и само собой никто не хочет трудиться бесплатно.

Если раньше монастыри вели строгий отбор претендентов, то сегодня дают объявления о наборе трудников, где сулят им уютные кельи, усиленное питание и бесплатный wi-fi.

Кстати, тяжёлого труда в современном монастыре нет. Строительством занимаются наёмные профессионалы. Водителями, поварами, садовниками, сантехниками и электриками работают жители местных населённых пунктов за зарплату. 

— Наверное, отбор все-таки есть. В объявлениях указывают, что перед приемом на работу проводят собеседование. 

—В монастырях нынче хлопот не любят. Сумасшедших и хворых не приветствуют. При монастырях как правило есть опера, которые пробивают прибывающих на наличие судимостей, узнают, не в розыске ли человек, нет ли на нём алиментов, невыплаченных кредитов. Если трудник мутный, его моментально отправляют за ворота.

– Какой распорядок дня трудника?

– Распорядок дня в монастырях одинаковый: 8 часов молитвы, 8 часов труда и 8 часов на отдых. Ранний подъём, молитва, переходящая в ежедневную литургию. Потом завтрак или чай. Дальше послушание – нужно подметать территорию, чистить снег, прибираться в местах общего пользования, чистить картошку на кухне. Ничего изнуряющего. После обеда обязательно тихий час. Один старый монах как-то отругал меня: «А ты чего днём не спишь? Не православный что ли?».

После сна опять пару часов послушания, затем вечерняя служба. Следом ужин и свободное время до утра – хочешь спи, хочешь читай, но по территории не шарахайся и не шуми.

Вообще в монастыре любят тех, кто не доставляет хлопот – чем тише ведёшь себя, тем меньше к тебе внимания. Я встречал много тихих келейных алкоголиков, на которых закрывали глаза, потому как они никому не мешали.

– Как игумены относятся к трудникам?

– Всё зависит от личности игумена. Есть хорошие мужики, есть на очень. Один рассказывал мне, что его в семинарии унижали дети священников, потому что он был не из церковной семьи. И тогда он решил для себя, что всё равно добьётся, чтобы ему руки целовали.

Другой был из бывших военных. Он любил, чтобы все вскакивали и стояли «смирно», когда он входил в комнату.

Третий наизусть знал Толкиена, имел все издания о Гарри Поттере на разных языках, на полочке хранил коллекционную «волшебную палочку» Поттера, по ночам смотрел «Игры Престолов».

Все эти люди по разному относились к трудникам. Кто-то помогал бомжу восстановить паспорт и добраться до дома к старенькой маме. Заблудших, примерных, но слабых духом, выдавали за местных вдовушек.

Один случай меня поразил. В монастыре лет десять жил трудник-инженер, который в 90-х стал жертвой чёрных риэлторов, потерял квартиру. Прилепился к монастырю. Постепенно стал незаменимым работником. Электрика, сантехника, починка утюгов, чайников, телевизоров для местных старух — всё на нём держалось. Его все знали, он никому не отказывал в помощи. Много сделал для восстановления монастыря. Но после смерти старого игумена, на его место пришёл молодой. И когда инженер умер, его тело вынесли за пределы монастыря и похоронили потом как безродного на сельском кладбище.

— Со всеми хлопотными покойниками так поступают?

— Все зависит от игумена. Каков поп, таков и приход. Я видел, когда сильно болеющего трудника постригали в монашество, а после смерти хоронили  на территории монастыря – для монахов есть законная процедура для этого. А однажды трудник умер с перепоя, печень отказала. Позвонили его брату, тот отказался принимать участие в похоронах. Тогда игумен договорился с местными властями и бедолагу похоронили на деревенском кладбище, как положено.

– Наверняка, не все трудники в монастырях верующие?

– В Подмосковье уже 20 лет есть монах с тюремным прошлым. Он уважаемый человек. Характерный пример того, как из бывшего зека можно стать трудником, а потом монахом. Так вот он как-то сказал мне: «Мы принимаем в монастырь алкашей и хулиганов. Понятно, что они молитв не знают и в бога не веруют. Но мы молимся за их души грешные. Да и матери пускай хоть отдохнут от их выкрутасов».

От монастырей нельзя требовать святости. Как-то я спросил у одного мудрого человека, почему хорошие люди в монастырях не приживаются, а дурные живут годами и лучше при этом не становятся. Мне этот человек ответил: «Хорошо, что они не становятся хуже. А то, что нормальные покидают монастырь, а ущербные остаются, значит первым господь даёт сил и в миру жить хорошо, а слабым место в монастыре. Без него они вообще погибнут».

— Священнослужители, бывает, мелькают в криминальных сводках. Там есть люди с социальными отклонениями? 

— Открытых гомосексуалистов в монастырях я не встречал, алкоголиков же – бывало. Встречаются среди монашествующих те, кто негласно имеют семьи. 

Но при всех недостатках современной церкви, есть много спасённых судеб.

Прибился к одному монастырю паренёк лет 15. Сбежал из психоневрологического интерната. На коленях умолял монахов его обратно не возвращать. Оставили, хотя и нарушили закон. Парень стал садовником, да таким, что через год весь монастырь утопал в цветах. Среди монахов оказался бывший «браток», который полюбил этого паренька словно сына. Расспросил его о жизни. Оказалось, что после смерти отца мальчика, мачеха сдала его в интернат, а квартиру прибрала себе. Монах попросил бывших сокамерников помочь парню. В итоге, квартиру пареньку вернули. Сегодня этот садовник в этой квартире живет с женой и семью детьми. Также растит розы в монастыре, дети его поют в церковном хоре.

Или вот еще одна история. Поехал как-то монах-водитель на стройбазу за утеплителем для стен. Нагрузил полный кузов «Газели» рулонами ваты. На обратном пути заскочил к сестре. Припарковался у девятиэтажки. Когда вышел, увидел картину – прямо в кузов, на вату грохнулся мужик, который вышел из окна квартиры, когда застал жену с любовником. Монах растерялся, повез его живого, но расцарапанного в монастырь. С тех пор прошло 8 лет. Мужик так в монастыре и остался. Сегодня он монах Роман, но среди братии носит шутливое прозвище Джузеппе из Копертино, был такой святой, который умел летать.

В любом случае, я бы советовал всем, кого жизнь прижала так, хоть волком вой или в петлю лезть – идти в монастырь. И пусть монастыри далеки от идеала, но они также далеки от мирской жизни, в которой грех уже давно стал нормой.

«Много зомбированных людей»

Ольга жила и работала в одном из монастырей Челябинской области и в женском в Оренбургской. Женщина считает, что без трудников монастырям не справится: «Обители не находятся на гособеспечении, поэтому вынуждены продавать свою продукцию: молоко, хлеб, сладости, сувениры и прочее. Следовательно, нуждаются в рабочей силе. Если человек не имеет психических отклонений, не инвалид без руки и ноги, не требует присмотра и ухода, то его возьмут трудником. Не примут того, у кого на иждивении находятся дети или родители, не способные за собой ухаживать. Могут отказать в приюте наркоманам и алкоголикам».

– Чем занимаются трудники при монастырях?

– При монастырях, как правило, есть скиты, где обрабатывают поля, выращивают овощи, фрукты, злаковые, занимаются пчеловодством, ухаживают за скотом. В горячую пору  работают с утра до  позднего вечера, зимой поменьше. Всё обязательно делается с молитвой. 

Я пыталась жить в двух монастырях. Но у меня проблемы со здоровьем, я всё делала медленно, поэтому не осталась там. Ещё я натура свободолюбивая, а монастырь, как не крути, это организация, где всё строго делается по послушанию. Люди там не должны иметь своего мнения. Поговорить особо не с кем. Много зомбированных людей. Там не приживётся человек без глубокой веры, неспособный подчиняться, имеющий свое мнение.

В монастыре требуется вести себя тихо, не мешать другим. Угнетает то, что нет близких, друзей. Там не можешь чего-то добиться, увидеть что-то интересное, чему-то удивиться. Одно и тоже каждый день. Как тюрьма, только комфортная и основанная на идее Христа, святых и постоянной молитве.

– Кто остается в монастыре?

– В монастырь идут люди с проблемами. Допустим, у кого-то умерла жена, муж, ребёнок, и человек не видит смысла жизни. Приходят те, кому негде жить, хотят пересидеть какое-то время. А вот люди с преступными наклонностями там не задерживаются. В монастыре всё делается по благословению. Приказ начальника не обсуждается, совсем, как в армии. Кому такое понравится?

Недавно я пыталась поговорить с пожилой насельницей монастыря. В ответ услышала: «Не надо тут рассуждать и думать, надо просто подчиняться».  Я возразила, мол, это только роботы ни о чём не думают, а человек мыслящее существо. Но её было не переубедить. Таких там большинство. 

Монахини – это женщины с определенным складом характера и верующие в Христа настолько, что посвящают жизнь молитве и служению богу. Многие из них поют, легко подчиняются начальству, живут в своем мире и свято верят, что им за все жертвы и труды уготовано место в царствие небесном. Я общалась со многими монахинями. Они показались мне умершими при жизни для страстей, удовольствий, семейных привязанностей. В их жизни остались только труд, молитва, послушание, крестные ходы, чтение Евангелия, пение и соблюдение всех необходимых ритуалов. В них нет непосредственности, обаяния, внутренней улыбки, какой-то загадки. У них только бог и рассказы о нём. Даже при принятии пищи они говорят отрывками из писаний или рассуждают на тему веры. Общаются с иконой Богородицы, как с живой.

Если человеку трудно перестроить сознание, то монастырь превратится для него в тюрьму, он не сможет там жить. Вот и я не смогла.

– Зачем вы тогда работаете в монастырях?

– Я ничем увлечься не могу, всё стало неинтересно. Ищу выход. В прошлом я учительница музыки, у меня есть сын, когда-то было много увлечений. А сейчас я себя побаиваюсь, потому что везде вижу ложь, систему, где люди делятся на рабов и господ, хочется нарушать общепринятые правила – меня это пугает. Чтобы прийти в себя, успокоить бунтующее сознание, стала ездить по монастырям, молиться, ходить в церковь. Помогает. Но на днях испытала счастье, когда вернулась домой после десятидневного пребывания в Орском Иверском женском монастыре. Так чувствует себя человек, который целый день носил обувь на пару размеров меньше, а когда снял её почувствовал облегчение и лёгкость. 

В Орском монастыре меня удивило отношение священника к паломникам. Батюшка угостил конфетами. Я сказала, что мы нуждаемся в духовной пище, а не в телесной. Он ответил, что тут нужно подчиняться и делать то, что говорят, только в этом случае достигнешь духовности и настоящего просветления.

Я сделала для себя вывод, если уходить в монастырь, то только в старости, когда уже ничего не интересует в миру, но ещё почему-то не умер…

Еще один мужчина, который много лет работал трудником в монастырях давно завязал с эти делом. Объяснил причины: «Нормальные монастыри ещё поискать надо. Те, которые я посещал представляли общежитие бородатых холостяков. Встречаются самодуры настоятели, тогда дисциплина заменяет смирение, не приветствуются даже разговоры трудников с насельниками. Ничего хорошего я оттуда не вынес, только разочарование».

Источник: www.mk.ru

от serfer

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *