Пт. Апр 19th, 2024

«Этот котел сорок минут смотрели»

В понедельник суд отправил под стражу двоих обвиняемых в причастности к пожару в Кемеровском доме престарелых. И если пожарный инспектор Роман Плета настаивал, что не мог провести проверку приюта из-за волокиты со стороны прокуратуры, то организатор ночлежки Андрей Смирнов сразу признал свою вину. Мы пообщались с мамой арестованного, которая настаивает на его невиновности.

Мать владельца сгоревшего приюта раскрыла предысторию трагедии, унесшей жизни 22 бездомных

— Вы поддерживали связь с сыном?

— Конечно, это же мой ребенок. И внуков всегда на выходные забирала. Но к сфере его деятельности я никакого отношения не имела и не имею, на Таврической (адрес, где был сгоревший приют) я не была ни разу. Сын меня давно не посвящает в свои дела.

— А как он к евангелистской церкви пришел?

— Да он же у меня бывший наркоман. Он мне сам сказал: «Я наркоман, спаси меня». Видите, от одного вылечила, другим заразила. Он давно наркоманил, я его отправила в Бийск подальше отсюда. У мужа знакомые держали центр, созвонились с ними и туда уперли. И вот оттуда он приехал не наркоманом, но с другим геморроем – с верой этой.

— Вы вообще ничего не знали о его делах?

— Я знаю только хорошее. Что очень часто он ездил в детдом, в онкоцентр, помогал всем. Знаю, что бомжей в Кемерово на вокзале каждые выходные кормили. А сейчас просто обычная травля начинается.

— Простите, но в его приюте погибли 22 человека. При чем тут травля? Речь идет о пожарной безопасности.

— Я вам больше скажу, я была у них на выходных, внучку привозила, вижу – он расстроенный. Говорит: «Мам, я в этот котел столько вбухал, опять что-то начал подводить». Беспокоился. Не он же этот котел монтирует, он ищет специалистов.

– Однако этот приют не был зарегистрирован.

— Это была некоммерческая благотворительная организация. Я знаю, что он снимал этот дом с последующим выкупом, что у него там магазин с очень хорошей прибылью.

— А все-таки инспекторы приходили с проверкой?

— Конечно, приходили. Специальная служба какая-то, я не знаю. Тринадцать тысяч им отдали, сорок минут там шарились, котел смотрели. Это было за два-три дня до пожара.

— Про самого Андрея расскажите – чем он занимался, почему решил создать приют?

— У него все было как у всех: школа, армия, работа, завод. Он настолько хорошо учился, что я его из нашей деревенской школы перевела в город. Он никогда нигде не состоял, на учете не был, судимостей никогда не было. Службу в Юрге проходил, в стройбате.

— А женился он когда?

— Уже когда был полностью здоров. И до сих пор не курит, не пьет.

У них двое несовершеннолетних детей, девочке 3 года и мальчику 8 месяцев. Еще один мальчик приемный, ему 15 лет.

— Какой вообще интерес был у вашего сына к этой деятельности? Он действительно искренне хотел помогать этим бедолагам?

— Да, вы не поверите, наверное, так и было. Говорит, вера ему помогла. Я спрашиваю: «Андрюха, а почему эта вера, а почему не наша обычная церковь?» Он знаете, что ответил: «Когда я «торчал», я и в нашу церковь ходил, я везде ходил, мне ничего не помогло. Помогла мне именно эта вера. Значит, в неё и буду верить. Верю в то, что мне помогло». Вот так он мне объяснил.

— И этим бедолагам он верил, получается?

— Хотел верить. Никто не говорит, но ведь у него очень много народу, которые вышли оттуда. Не стали пить, я знаю, что там две свадьбы в центре были, женились они между собой. Я знаю, что после того, как они вставали на ноги, Андрей пытался их трудоустроить. Я знаю, что он помогал в какую-то общагу всунуть этих молодых, кто встал на ноги, нашел работу и отказался от алкоголя.

Источник: www.mk.ru

от serfer

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *